Пропилеи
 
 

"Пропилеи"

Журнал Русского Возрождения

Когда наступает кризис современной культуры, творцы ищут вдохновения в открытиях прошлого. Так мастера Европейского Возрождения находили опору в Античности, так художники нашего Серебряного века изучали наследие предков. И у нас есть своя античность! Причём это античность живая! Великое христианское искусство, философия, поэтика, архитектура – все они формировались в III-IV веках Новой эры, когда языческая культура была воспринята и ассимилирована христианством. И всё это сохранилось, всё живёт! В трудах Отцов Церкви чувствуется величие эллинской классики. Живописный канон, архитектурная традиция, одеяния священников, Литургия – в основе своей те же, что и при Юстиниане и Константине Великом. Мы – наследники этого великого синтеза. Нам ли отказываться от него?

И здесь самое время сказать о неведомом граде Коломне, таинственном кладезе христианской античности. «Синдром провинции» подчас мешает нам чувствовать величие его истории и культурную мощь. Мы как-то забыли, что средневековая Коломна это выдающийся духовный центр, город «Задонщины» и Донской иконы, город книжников и писцов, драгоценнейшая жемчужина в короне Московских властителей, викарная кафедра Митрополитов всея Руси.

Да и сегодня наша древняя крепость занимает не последнее место на культурной карте России. Достаточно сказать, что это церковная столица Московии, кафедральный город Митрополита Крутицкого и Коломенского. Здесь находится Коломенская семинария, которой без малого 300 лет, четыре монастыря, больше двух десятков церквей. Тут есть мощное отделение Союза художников и сильное писательское содружество, своя иконописная школа, невероятное по богатству наследие слова!

 

Пора понять: КОЛОМНА ИМЕЕТ МОРАЛЬНОЕ ПРАВО ГОВОРИТЬ О ВОПРОСАХ ВСЕРОССИЙСКОГО УРОВНЯ. Мы завоевали это право непрерывной шестивековой культурной историей, трудами великих мастеров, кровью наших новомучеников.

Пропилеи... В эпоху христианской античности через них люди входили в Акрополь и вступали в Парфенон, который снаружи сохранял всё великолепие классического храма. Но когда они попадали внутрь – их очам открывались чудесные иконы, ведь Парфенон стал христианской церковью.

Не настала ли пора восстановить этот великий синтез?

И кому как не русскому народу, обладающему удивительной "всечеловечностью" духа, осуществить задачу такого масштаба? Наша душа чутко отзывается и на пленительный зов Азии и на пытливый взор Европы. В наше сердце вмещается и тайна кельтских островов и величие Индостана.

Всё это вмещает в себя Коломенский логос...

Пусть раскроет он свои скрижали!

 

Роман СЛАВАЦКИЙ

Перейти к журналу >>